Понедельник Май 20, 2024

Олег Комаров: «Разворот к Индийскому океану»

ФОТО: "Премьер-пресс"Глава саратовского регионального отделения «Партии Дела», доктор экономических наук Олег Комаров отмечает, что в условиях жесткого санкционного давления со стороны Запада российская экономика логично ищет поддержку на Востоке. Но важным партнером там может быть не только Китай, но и развивающаяся Индия.
– Ближе к майским праздникам 2023 года становятся всё более очевидными нарастающие экономические трудности в стране. Не буду здесь приводить множество цифр и глубоко анализировать ситуацию, сделаю лишь беглый очерк характерных, главных проблем.
Так, по итогам первых трех месяцев доходы РФ упали почти на 21% год к году. Причина - сокращение нефтегазовых поступлений. В марте зачисления в бюджет сократились на 15,2% в годовом выражении. И произошло это после снижения на 14,6% в феврале.
В марте 2023 года нефтегазовые доходы упали на 43% к аналогичному периоду 2022 года. Жесткие ограничения, почти эмбарго на наши энергоносители – это буквально «выкручивание рук» российскому бюджету. А уж если вспомнить при этом, что бюджет страны на текущий год сверстан с дефицитом почти 3 трлн. рублей, или 2% ВВП, то становится немного не по себе.
Однако при наличии некоторых поводов впадать в уныние, нам, россиянам делать этого не стоит. Хотя бы потому, что наш мир невозможно представить без альтернатив. Отпали Запад, Европа и США, как экономические партнеры? У нас никто не отнимает Восток и Юго-Восток нашей планеты. Замкнутого финансового мира всё равно сегодня сделать ни у кого не получится, и торговля будет жить при любых условиях.
Да, наш товарооборот теперь, в основном, сместился на Восток. При этом у нас в публицистике, в СМИ больше всего акцентируется внимание на Китайэ А вот я, вслед за доктором экономических наук Валентином Катасоновым, склонен оптимистично смотреть на «путь к Индийскому океану» - давней мечте России. И путь, конечно, не военный, а торгово-экономический и политический.
Ведь наш блок БРИКС – это и Индия в том числе, и этот блок уже продолжительное время обсуждает, например, уход от диктата мировых валют, от доллара и евро. Вспомним, как еще в 2018 году на очередном Валдайском форуме Владимир Путин заявил, что пора бы нам подумать о единой валюте для БРИКС. И действительно, пришла пора не только думать, но уже и действовать.
В этом плане обнадеживают данные о том, что уже к 2025 году такую валюту с привязкой ее к золоту попробуют запустить. Для России – это один из вопросов выживания, потому что при нынешних геополитических реалиях быть в финансовых заложниках у евро с «баксом» - стало совсем уж неприлично.
Так что и этот фактор, как и максимально тесное партнерство с Индией, возможно, позволят нам выйти из круга экономических проблем и вызовов. Ведь Индия по объему ВВП лидирует в мире после Китая и США, а по населению – она только что обогнала и Китай. У страны огромный экономический потенциал, географическая близость к России.
Другой вопрос, что, как пишет Катасонов, «Индия с удовольствием покупает у России нефть с большим дисконтом, но не торопится продавать необходимые товары в обход санкций Запада». Этот дисбаланс необходимо ликвидировать, в первую очередь, видимо, какими-то политическими и дипломатическими усилиями.
Да, у Индии сегодня почти 7% мирового ВВП (она входит в тройку лидеров вслед за Китаем и США), пересчитанного по паритету покупательной способности, а у России – чуть более 3%. Но значит ли это, что мы должны в ближайшем будущем выступать и здесь с позиций «младшего брата», как пытаются сегодня очертить, определить наши отношения с Китаем?
Нет, конечно, достаточно вспомнить, что еще три года назад Индия занимала лишь 16-е место в списке торговых партнеров России. Но уже по итогам 2021 года (это внешнеторговая статистика ФТС) прирост товарооборота России с Индией составил 46,5% по сравнению с 2020 годом. И торгуем мы пока что на равных, хотя и с преобладанием нашего экспорта энергоресурсов.
Сегодня трудно оценить прирост за 2022 год из-за теперешней статистической закрытости, но вполне можно предположить, что товарооборот вырос до 130% и выше, во многом – за счет подскочившего объема экспорта нефти. Другой вопрос, что нефть идет на Восток с большими скидками (до 40%) – но это та цена, которую мы вынуждены платить за свои геополитические амбиции.
Интересно, что еще недавно структура экспорта России в Индию состояла из минеральных продуктов (около 32%), машин, оборудования и транспортных средств (почти 20%), драгоценных металлов и камней (около 18,5%). Это данные 2021 года. К нам же тогда шла, в основном, продукция химической промышленности (почти 32%), продовольственные товары (более 16%).
И вот теперь во главе угла – сырье. Надо отдать должное нашему традиционному восточному партнеру – в прошлом году Индия отвергла давление Запада и к санкциям не присоединилась. «Это стало явным продолжением ее давней стратегии неприсоединения к каким-либо военно-политическим союзам и поддержания добрососедских экономических отношений с ключевыми партнерами. Так, Нью-Дели частично компенсировал Москве те потери, которые Россия стала нести из-за санкционных ограничений и запретов недружественных государств», - так пишет Валентин Катасонов.
По некоторым косвенным данным можно судить, как резко выросли наши торговые обороты, которые только за восьмимесячный период 2022 года достигли $17 млрд. То есть, они выросли более чем в 5 раз в сравнении с аналогичным периодом 2021 года. Так это или нет, но если верить некоторым западным источникам, то Нью-Дели в четыре раза увеличил закупки нефти из РФ.
Как долго продлится это состояние внешнеторгового роста между нашими странами? Сказать трудно, поскольку западное давление на государства Азии, сохранившие с нами добрососедские отношения, продолжает расти. Есть и тревожные тенденции, ведь поддавались же год назад санкциям и давлению некоторые даже индийские экспортеры, приостановив многие поставки в Россию. Они тогда опасались вторичных санкций и у них есть поводы опасаться их. Тем более, сегодня – в дни, когда Запад сосредоточился на латании дыр в своих грозных, но легко обходимых «санкционных пакетах».
Но что бы там ни было, а по экспертным прикидкам торговый оборот между Россией и Индией в самом скором времени должен вырасти до $27-30 млрд, а то и гораздо выше. Есть интересные данные из индийского Минпромторга, согласно которым Россия с 25-го места в списке торговых партнеров Индии (2021 год) переместилась по итогам 2022 года уже на 7-е место. Важно и то, что во взаимных расчетах наши страны стараются отходить от западных «токсичных» валют. Это усиливает защищенность участников сделок РФ-Индия от санкций коллективного Запада.
В общем, всё это я говорю и цитирую к тому, что есть у нас свет в конце тоннеля, казавшегося еще недавно непроходимо мрачным. Да, в целом ситуация очень непростая: нечего и скрывать тот факт, что в наше время российская торговля природными ресурсами предлагается на гораздо худших условиях, чем это было до 2022 года.
Зачастую подводит отсутствие выстроенной логистики для переориентации на другие рынки. Любой эксперт вам скажет, что такая эффективная логистика строится десятилетиями. Например, тот же Китай второе десятилетие строит свой «Шелковый путь», и это притом, что он обложен санкциями и не ведет СВО.
Да, надо долго нарабатывать новые устойчивые связи на новых рынках сбыта энергетического сырья и покупки необходимых нам продуктов, товаров и компонентов для высокотехнологичной сферы. Однако, всё это возможно сделать и, конечно, при том главном, что в сфере внешнеэкономических связей Россия сегодня пошла не просто в правильном, но, пожалуй, единственно возможном направлении (не считая Африку и Латинскую Америку) на континенте Евразии.
Всё это оказалось возможно сделать притом, что начали приниматься верные решения о реиндустриализации страны, поднятии ее промышленного потенциала. Ведь и здесь у нас в сложившихся условиях нет, и не может быть иного направления.