Суббота Апрель 20, 2024

О подвигах помним, а проблемы копим?

Олег Комаров. ФОТО: vzsar.ruПредседатель Саратовского реготделения «Партии Дела», доктор экономических наук Олег Комаров о политическом и социальном положении в стране и регионе
В этом году дата 15 февраля для меня традиционно стала днем встречи с ветеранами-«афганцами» возле памятника «Воинам-интернационалистам». Напомню, что это день завершения вывода советских войск из Афганистана в 1989 году, после тяжелых боевых действий на протяжении почти десятилетия. Встреча с возложением цветов и общением с ветеранами прошла, как всегда, тепло. Уверен, что выполнившим свой воинский долг людям важно знать, что об их подвигах помнят, их чтят.
В своей книге «Неудобный депутат» (изд. 2021 г.) я рассказывал историю этого памятника, вспоминал о времени, когда мне довелось быть заказчиком и одним из спонсоров его создания, о том, как мы обновляли памятник, своими силами сделали ему бетонную основу и облицевали мрамором. Ведь он начинал разрушаться и ржаветь. Рассказывал, как мы устроили торжественное открытие этого обновленного памятника в Саратове на 3-й Дачной, на котором присутствовали не только «афганцы» и родственники погибших, но и глава города, и военком, и депутаты, и общественники.
Почему я про это сегодня пишу? Просто считаю, что за важными и трагическими нынешними событиями, связанными с СВО, нам не следует забывать иные исторические даты, события и подвиги советских, российских воинов.
Тем более важно, я уверен, в наши дни напоминать о героических страницах и деяниях наших саратовских парней, глядя на то, как мой родной Саратов, несмотря на все усилия целого ряда честных политиков и ответственного бизнеса, погружается в застой. За что, как говорится, боролись?
Горько читать  недавние публикации в местных СМИ об очередной серии иных «подвигов» - речь идет о работе наших непутевых деятелей местного, саратовского ЖКХ. Ну как могут нравиться данные, например, о том, что за какую-то сотню дней осени-зимы 2022 года «…в связи с повреждениями на теплосетях было зафиксировано 226 случаев отключения горячего водоснабжения и 237 случаев отключения отопления».
Что обусловило высокую аварийность? Я скажу прямо: неверные и губительные управленческие решения примерно 5-6 летней давности. Именно тогда в Саратове «отцы города» вместо того, чтобы привлечь к развитию «коммуналки», замене гнилых коммуникаций наш местный и ответственный бизнес, зазвали сюда «варягов»-концессионеров. Они посулили жителям златые горы, десятки миллиардов инвестиций, которые должны были пойти в первую очередь на замену сотен километров сгнивших под городом коммуникаций.
Не раз критикуемое ПАО «Т Плюс», инвестициями пренебрегает и продолжает свой «пир во время чумы», пытаясь за счет необоснованно повышаемых тарифов выбить из населения как можно больше денег. Ну а взамен отдать как можно меньше. Вот они недавно рассказывали, как ни в чем не бывало, о смехотворных по заявленному объему «планах по техническому перевооружению тепловых магистралей общей протяженности 4,6 километра…».
Этот объем работ заявлен на фоне того, что замены требуют десятки и сотни км теплотрасс, которые приходится ремонтировать по 20 раз за сезон. Наверное, производить регулярные ремонтные работы куда выгоднее в плане «положить денежек в карман», чем один раз заменить труху на новые трубы? Впрочем, с саратовскими автодорогами та же история, и это всем давно известно. И пока мы не поменяем в городе, да и по всей стране этот порочный принцип, когда выгоднее сто раз ремонтировать, чем один раз прочно реконструировать – мы ничего в лучшую сторону не изменим. Так и будем переживать по 150 аварий в неделю, в том числе на внутридворовых и внутриквартирных коммуникациях. Кто ответит за провал с коммунальными концессиями, которые неплохо погрели руки на завышенных тарифах, притом, что в областном центре теплосети так и остались изношенными примерно на 80%? Вопрос, пожалуй, риторический.
Государственной жилищной инспекции по региону буквально приходится сбиваться с ног, после того, как Вячеслав Володин поручил решить вопрос с удорожанием тарифов за отопление в регионе. Но можно ли в авральном порядке разбираться с проблемами, которые накопились за десятилетия местной коррупции, безответственности и бесхозяйственности?
Другая, накопленная годами проблема, о которой с горечью думаешь после траурных мероприятий по погибшим героям у памятника «Воинам-интернационалистам», это то, что и без всяких боевых действий мы своей бездарной экономической и социальной политикой в Саратовской области способствуем резкому сокращению населения.
Свидетельством тому – итоги января-ноября 2022 года, согласно которым наш регион занял восьмое место по России и третье в ПФО по естественной убыли населения.  Трудно, конечно, называть повышенную смертность «естественной убылью», когда эта убыль, скорее, неестественная, потому что люди рано и чаще умирают из-за плохой, разваленной в регионе медицины, из-за стрессов, вызванных безденежьем и безработицей, отсутствием жизненных перспектив.
Как мы дальше будем расти и развиваться, если в Саратовской области с января по ноябрь 2022 года родились 15 108 человек, а умерли 31 667? Превышение умерших над родившимися более, чем в два раза! И это происходит без всякого разгула пандемии, на которую удачно списывали проблему еще пару лет назад.
И ладно, если б мы наблюдали уникальный всплеск смертности. Нет, это явно долгосрочная и, похоже, закономерная тенденция на вымирание. Кто виноват, как говорится, и что делать, когда уже никакие выплаты, никакие «материнские капиталы» не способны выправить положение? Вопрос тоже риторический… Но я, пожалуй, предложу одно простое и эффективное решение: а не пора ли все наши, еще оставшиеся силы, бросить на то, чтобы не только удерживать в регионе молодежь (что касается миграционной убыли, то мы – седьмые по стране, и это место явно не почетное), но и давать ей хорошую работу, перспективы в жизни? Только тогда мы мотивируем молодые семьи обзаводиться потомством активнее, чем сегодня.
А пока нам приходится сокрушаться, что только за 10 месяцев прошлого года из региона уехали 52 863 человека, и это вновь худший показатель в ПФО, потому что это сомнительное первенство мы держим уже не один год.
Что же касается вопросов бизнеса в регионе, о чем я постоянно пишу и говорю… Еще раз обращу внимание на один примечательный факт. В Саратове вам достаточно проехать по городу, чтобы увидеть кучу объявлений о том, что большое количество коммерческих площадей выставлено на продажу. А как иначе, если за минувший год в области закрылось 800 малых и средних предприятий? Кто-то из ответственных лиц всерьез анализирует причины, по которым они прекратили свое существование? Кто-то из них представляет себе не по отчетам, а в реальности – какой тяжелый и кризисный инвестиционный климат сейчас в регионе?
Зато на этом неприятном фоне систематических коммунальных аварий, убыли населения, удушения местного бизнеса, сокращения рабочих мест и доходов семей продолжает расти благоденствие саратовских чиновников.  Ну, по известному принципу: если где-то убыло, значит, где-то и у кого-то прибыло.
Местные СМИ пишут, что на 2364 региональных чиновника, например, в 2022 году на зарплату выделялось 2 млрд. 548 млн. рублей. Это ни что иное, как наглядное, если не сказать циничное, увеличение бюджетных трат где-то почти на миллиард рублей в сравнении с осенью 2021 года. То есть, чем хуже дела – тем выше зарплата бюрократа, не так ли? Далеко ж мы уедем с такими принципами рабочей мотивации людей!
Те же СМИ подсчитали, что «среднестатистический областной госчиновник в 2022 году получал почти 90 тысяч рублей в месяц». И как же «красиво» это выглядит в сравнении со среднестатистическим жителем области с зарплатой в 42 тысячи? Здесь тоже налицо превышение более, чем в два раза, как и убыли населения. Так и хочется спросить: а нет ли тут некой таинственной корреляции, экономической связи?
Не я один уверен, что зарплаты руководящих лиц должны быть напрямую увязаны с результатами их деятельности. В эти дни, касаясь внутриполитической и экономической повесток в стране, можно выделить обсуждение данных Минфина РФ по поступлению доходов в федеральный бюджет в январе 2023 года. И если в этих цифрах ничего не напутано, то федеральные доходы на 2 февраля составили 414 млрд. рублей, расходы – 3,371 трлн. рублей.  При этом на год Минфин заложил в бюджет дефицит в 2,9 трлн. рублей. Так что же получается? Если я правильно понимаю ситуацию, то весь, запланированный на целый год бюджетный дефицит, мы выбрали за один только месяц?
А что будет к концу года? Зато я не думаю, что федеральные чиновники, как и их саратовские коллеги, испытывают проблемы с повышением их зарплат и иных доходов.
Долго ли мы так вытянем, при такой экономической политике?
Пожалуй, это еще один риторический вопрос. И вопросы эти, увы, копятся и копятся, как и вызвавшие их проблемы.