Пером и словом
Среда Сентябрь 30, 2020

Алексей Колобродов рассказал о своем отношении к возрастной маркировке книг и журналистике

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
ФОТО: om-saratov.ruЖурналист, литературный критик и издатель ООО «Медиа-группа «ОМ» Алексей Колобродов дал интервью «Ревизору.ru» о возрастной маркировке книг, «русском Пулитцере», поэтах и царях, народе и власти, журналистике и критике.
Журналисты поинтересовались, в каком статусе Колобродов пребывает в Рязани.
«Мой официальный статус в Рязани – куратор «Есенин-центра». Запуск проекта затягивается из-за проклятой короны и бюрократических заморочек, но, надеюсь, уже осенью займемся полноценной общественной и культурной повесткой «Есенин-центра». Некоторые проекты, например, Стену Есенина, центр уже организовал», - рассказал Колобродов.
Есенин-центр — это многофункциональная площадка, одновременно и творческое пространство, и штаб по реализации общественно значимых инициатив. В центре планируется проведение выставок, лекций, концертов и спектаклей.
Алексей Колобродов раскритиковал приказ Минкультуры о возрастной маркировке книг в библиотеках России и изъятии из свободного доступа книг 18+.
«Не люблю конспирологии, но мне всё чаще представляется, будто современное наше официальное ханжество имеет, помимо эскалации избыточных эмоций, вполне рациональную задачу – атаковать литературу, дабы еще больше ее маргинализировать и окончательно добить. И соображения о том, что запретный плод сладок, а обойти этот закон элементарно, инициативу запретителей никак не оправдывают. Впрочем, есть тут какой-то даже симпатичный алогизм: старые добрые библиотеки против бескрайнего интернета, в котором как раз поколения до 18+ существуют почти безвылазно. Это как установить хлипкую калитку посреди дикой степи. Заметим, от подобных инициатив никак не страдают телевизионные гнусные ток-шоу, пошлейшие юмористы и отвратная попса. В любом случае исправлять общественные нравы за счет литературы – сюжет подловатый. Но и бесперспективный, по счастью», - заявил издатель.
Журналисты отметили, что Колобродов критиковал различных саратовских властных персон, при этом создал оппозиционный медиахолдинг «Общественное мнение». Его спросили, как литературному критику живется в Саратове на фоне этих событий.
«Журналистская моя биография вполне обыкновенна для провинции, в которой третий десяток лет идет война кланов (некоторые из них откровенно криминального происхождения, и, прибавив в респектабельности, они не отказались от привычных методов ведения дел), процветают общий упадок и коррупция. Собственно, отсюда многие мои жизненные курьезы – вроде комического исключения из Союза журналистов (мы осмелились выступить за э-э… хотя бы минимальную чистоту нравов в сообществе и получили жирную ответку), бесконечных судебных процессов и многолетней клеветнической кампании в ряде тамошних СМИ и «телег». Но, как говорил один знакомый губернатор, – смотрим на табло: наша телевизионная программа признавалась лучшей в сети крупного федерального канала, она же становилась лауреатом премии Артема Боровика (своеобразный «русский Пулитцер»; «жаль, что она умерла» (с)). Покойный Александр Крутов, легенда саратовской журналистики, работавший в жанре расследования, тоже дважды лауреат Боровика, много лет у нас трудился… Так что скандален я (мы) только на фоне общего абсурда саратовской политико-деловой жизни, как скандальны там любое прямое высказывание, здравый смысл, желание порядка и справедливости для всех. Да и само существование серьезных СМИ без властных и олигархических дотаций. История медиахолдинга «Общественное мнение» (а мы, помимо прочего, являемся издателями «Коммерсанта» по Средней и Нижней Волге плюс Республика Калмыкия) – по моему мнению, яркая и героическая, в чем-то смешная и горькая, достойная большого тома нон-фикшн. Где бы нашли место самые причудливые расклады и обстоятельства – от почетных для нас до постыдных. Сейчас я понимаю, что нашей сверхзадачей была борьба с энтропией и деградацией в отдельно взятой русской провинции, но эту борьбу мы проиграли в силу множества объективных причин, поэтому никакого тома, скорее всего, не будет.
Я остаюсь издателем и соучредителем «Общественного мнения», хотя в Саратове последние годы бываю наездами. И это тоже предмет гордости – всё неплохо выстроено, команда работает», - ответил Колобродов.
На вопрос о роли современной журналистики издатель заявил, что «процессы тут идут самые разнообразные, мы, по сути, стали участниками и наблюдателями масштабной революции в сфере массовых коммуникаций».
«Бессмысленно говорить о «хороших» и «плохих» журналистах, когда гибнет вековая социальная институция, как у Т. С. Элиота сказано, «не с грохотом, но со всхлипом». В новых формах аналитической и расследовательской журналистики есть и положительная, и отрицательная селекция, игра как на повышение, так и на понижение – посмотрим, что из этого микса вырастет. Однако меня даже радует, что на информационные поля хлынули толпы самых разных граждан, есть симпатичная «побочка» – уходит сословность, кастовость, эдакий профессиональный снобизм – всё это не просто вредило отдельным коллегам, но и разлагало цех», - отметил он.
Также Колобродов обозначил, какое, по его мнению, место занимает писатель Захар Прилепин в русской литературе.
«Тут я как раз отправляю вас к «Захару», где всё это достаточно подробно аргументировано. И личный для меня, и, уверен, общий, не только и столько гуманитарный эффект – Прилепин вернул русской литературе ее статус, функционал и значение. Литературу как коллективное переживание, как вернейший принцип национальной идентичности. И как индивидуальный опыт обретения независимости, когда читатель ищет свои пути на дорогах, проложенных писателями.
Самим своим появлением, затем активнейшей литературной и общественной деятельностью — он отобрал у пластмассового мира, который, казалось, победил, и уже навсегда — пространство для живого и настоящего. И отбирает (отбивает) дальше, и не в одиночку уже, и это освобождение людей и смыслов — не остановить. Это не застольная здравица, я действительно так думаю.
И еще один очень личный мотив – ощущение дружества, своего круга, особой атмосферы распахнутого пространства, свойственное юности. Захар, по сути, подарил мне вторую молодость, за что я ему категорически признателен», - рассказал издатель.
Автор: Ольга Ильинская
При поддержке ИА "РБК News" и общероссийской общественно-политической газеты "Русский расклад"